РусскийБеларускi

 

Министерство образования Республики Беларусь
Главное управление по образованию Минского облисполкома

Управление по образованию, спорту и туризму 
Воложинского райисполкома

       

 

Одно окно | Об управлении | Образовательная сеть | Мероприятия | Райком | Сервисы

 

Меню раздела

 

 

 

статистика посещений

Яндекс.Метрика

 

 


Областная акция Живая память поколений


Зенько Василий Николаевич,

прадедушка учащейся 9 «А» класса государственного учреждения образования «Средняя школа №1 г. Воложина»

Зенько Анны

Когда началась Великая Отечественная война, моему прадедушке Зенько Василию Николаевичу было 18 лет. Настоящая война для него  началась  в 1944 году, как и для большей части белоруской молодежи, его ровесников. Среди наград и документов в нашем семейном архиве находится потрепанная красноармейская книжка №1/684. Это и был его первый военный документ.

Каков же был его боевой  путь? Из Воложина новобранцев доставили в Бобруйск, затем отправили в Сталинград  в запасной батальон. Оттуда он отправился на передовую – в Венгрию под Будапешт. На всю жизнь мой прадедушка запомнил эпизод форсирования венгерской реки: от роты остались три человека, все остальные там и погибли. Трое выживших были ранены. 

Под Будапештом прадед получил свое первое ранение в плечо. Но поле битвы раненым покинуть было невозможно. Когда он попробовал отойти назад, то от политруков, которые лежали сзади с пистолетами, услышал слова: «Вперед! Приказ Сталина!» «Я тяжело ранен!» - говорит прадедушка. «Вперед! А нет – пулю в лоб получишь!» Лежал, пока не закончился бой.

Затем его подобрали и направили в санчасть. Ранение было серьезное. Когда он лежал на операционном столе, речь шла об ампутации. Несмотря  ни на что, он вымаливал у доктора оставить руку. По словам прадедушки Васи, доктор долго думал и наложил ему гипс до самого пояса, сделал все, что было в его силах.  Тяжелораненых красноармейцев отправили в Румынию в Бухарест. Там прадедушка  пролежал несколько дней, затем его направили в Сочи, где  лечили два с половиной месяца. Когда солдаты отъезжали из Бухареста, там  была холодная зима, январь месяц, а по приезду в Сочи  цвели розы. Стояла прекрасная погода.  

 В домах отдыха, где в мирное время проходило оздоровление  ответственных советских и партийных работников, сделали госпиталь  для бойцов фронта. Проверять, как ухаживают за ранеными, приезжал сам Председатель Президиума Верховного Совета СССР  М.И. Калинин. Прадед вспоминал: « Калинин заходил в палату,  за ним шли еще 20 человек. Все как-то странно помечали, кто что говорил. Перед его приездом выдавали все новенькое: и одежду, и постельное белье, и еда была хорошая.

Калинин у каждого спрашивал: « Как лечат?»  Вот так прадедушка узнал про темные сочинские ночи, и море посчастливилось увидеть в первый и последний раз в жизни. За это он даже благодарен войне. Когда же  их вылечили, то отправили в Сталинград, там формировали запасной эшелон, а затем – в Германию, на фронт.

Прадедушка вспоминал, как эшелон ехал через Молодечно. А тут недалеко родной Воложин! И так захотелось ему спрыгнуть с поезда, увидеть родных. Но понимал, что расстреляют за дезертирство. Когда попали на фронт, солдат Зенько Василий был направлен в артиллеристы. Было нелегко: пушки заряжали снарядами, которые весили по150 кг. Командиром их батареи был старший лейтенант Могилевцев из Молодечно. 

……Советские солдаты форсировали Вислу. Немцы взорвали огромный мост. И когда, казалось бы, на противоположный берег уже не перебраться, выход был найден. Наши стали прокладывать понтоны  на переправе. Но немцы не сдавались. Они сбросили бомбу -  и уничтожили почти всю технику. Погибло много солдат. И в памяти прадедушки всплывает трагический момент: «Шарахнула немецкая бомба – и вынесла на берег лейтенанта Могилевцева без ног».  
И все же, ценой больших усилий, наши  переправились на другой берег. К противнику подступиться было практически невозможно: немцы сделали дзоты, сверху политые толстым слоем резины, чтобы бомбы и снаряды не взрывались при прямом попадании. Но все же дзоты  удалось уничтожить. Много наших солдат погибло. 

После окончания войны многие спрашивали прадеда, как же они отдыхали в перерывах между боями. На этот вопрос он отвечал так: « Там не отдыхать нужно было, а смотреть в оба глаза, чтобы фашисты неожиданно не напали».

Меня очень удивила и история о том, как собаки служили на войне, как после форсирования Вислы подбирали раненых. В одну лодку впрягали по шесть лаек. Собаки  подбегали, нюхали раненого. Если немец – не брали, если советский – перетаскивали в лодку и доставляли в медсанбат или в санчасть. Как они различали по запаху немцев и наших? Наверное, были специально обучены.

Судьба привела прадеда на Балтийский залив. Командующим армии был легендарный Павел Иванович Батов – дважды Герой Советского Союза. Подойдя к Балтийскому заливу, прадеда ранили во второй раз - в бедро.

В своих воспоминаниях прадедушка Василий часто вспоминал Венгрию. По его мнению, народ  там не очень доброжелательный. Могли выскочить из-за угла и броситься на с ножом на наших солдат. Не всем нравилось, что Советская Армия помогала освобождать Венгрию от фашистов.

Прадедушка рассказывал, что командиром его полка был немец Крейзер. В Первую мировую войну его родные остались жить в России, где он и родился. Если удавалось взять в плен какого-нибудь немца, то всегда его допрашивал Крейзер. Случалось, что ему приходилось пытать пленных. Крейзер делал это жестоко, без каких-либо поблажек к бывшим соотечественникам. Сам Крейзер хоть был по происхождению немцем, но самоотверженно служил Советскому Союзу

Победа застала прадедушку Василия в Германии в городе Барте. Там Красная Армия встретилась с американскими войсками. Американцы просили у советских солдат что-нибудь русское на память. Но подарить было нечего, ведь солдаты жили с трофеев. 

У американцев была постоянно хорошая кухня, в то время, как советских солдат хорошо кормили только перед боем. Вот и повадились некоторые солдаты ходить к американцам поесть. Как только станет темно, да дадут отбой, за котелок – и к американцам за подкреплением. Они щедро наложат в котелок, повар еще и «потопчет», чтобы больше влезло. Но когда про эти походы узнало начальство, то устроило настоящий разнос. Были специально организованы ночные тренировки, которые проходили до тех пор, пока наши войска не были отведены от линии соприкосновения с американцами.

В родной город прадед  вернулся с медалью «За отвагу»,  которой  его наградили в 1945 году за форсирование Вислы, с Благодарностями за отличные боевые действия при овладении многими немецкими городами. Для меня интересен тот факт, что медалью «За взятие Будапешта» прадед был награжден  в июне 1945 года, но медаль ему вручили только в  2004 году.           

 

В семье прадедушки Василия было семеро детей: четыре девочки и три мальчика. Воевал и  родной брат прадеда Михаил Зенько. Он  тоже живой вернулся с войны. Ещё одно брата, Петра, немцы схватили в Воложине и отправили на каторжные работы в Германию. Он сначала работал в горах, резал лес. Потом – в обувной мастерской богатого немца. Его нагружали разной работой, а кормили плохо. Но у немца были две дочери, они иногда приносили еду и прятали в траве, чтобы отец не видел. Вернулся из Германии Пётр Зенько, когда   закончилась война.

П
радедушки нет с нами уже три года.  Но каждый год в День Победы, мы с теплом и благодарностью за  мирное небо, вспоминаем его. Он всегда желал нам одного: чтобы никогда не брали в руки оружие, чтобы не знали, что такое война.


Долголевич Михаил Павлович,
прадедушка
учащегося  9 «А» класса Нахая Михайла
государственного учреждения образования
«Средняя школа №1 г. Воложина»

Мой прадедушка, Долголевич Михаил Павлович, родился 15 февраля 1923 года в д. Чалевичи Слуцкого района Минской области. Он был младшим ребёнка в большой семье. Мама воспитывала пятеро детей без отца, который погиб в Гражданскую войну.

"Призвали меня в Красную Армию 3 июля 1944г. Сначала я был зачислен в учебный батальон, где два месяца обучался военному делу. А с сентября 1944 г. я уже был на фронте. Сначала освобождал Варшаву, затем Венгрию, немецкие города  Гумбиннен и Кенигсберг в Восточной Пруссии. После мой путь лежал в Прагу.

Во время штурма Будапешта один из  водителей нашей части  был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. А случилось это так.  Колонна везла топливо для танков, когда в прилегающий к этой улице переулок выползли три фашистских танка «Тигр». Несколько первых машин успели проскочить мимо этого переулка, но основная часть колонны оказалась перед угрозой уничтожения. Машины в колонне шли на сокращенных дистанциях, так всегда поступали в сложных ситуациях. Поэтому было достаточно попасть в одну машину, а взрывная волна поразила  бы все остальное. Ситуация была критическая. Я находился в головной машине вместе с командиром роты, которая уже проскочила мимо этого переулка, и никак не мог повлиять на ход событий. 

Пока все - и немцы, и наши как бы замерли от неожиданной встречи, один из наших водителей отделился от колонны и направил свою машину, груженную танковым топливом, в лобовой таран на вражеский танк. Посреди переулка вспыхнул огромный костер, объявший вражеский «Тигр» и наш «Студер». Этим тараном наш водитель не только подбил вражеский танк, не только спас жизни своим товарищам, но и спас топливо, необходимое для дальнейшего наступления наших танков. Подбитый «Тигр» загородил выезд из переулка для двух других танков, а развернуться на узких улицах старого Будапешта для двух тяжелых «Тигров» задача не из легких. Мы доставили груз.

Прибыв к танкистам, наш командир доложил о происшествии. Когда после разгрузки колонна возвращалась назад, то уже все три вражеских танка горели в переулке.

Автобат продолжал свою боевую работу на дорогах войны, именно на этих дорогах нами был обнаружен, как теперь сказали бы – немецкий автомобиль представительского класса. И я начал «воевать с комфортом», перевозя командира автобата  на генеральском автомобиле. За эту машину один из командиров воинской части, с которой контактировал мой автобат по служебным обязанностям, предлагал две «эмки», причем одну из этих «эмок» перевезли бы по любому адресу в Советском Союзе, который был бы указан моим командиром. Соблазн заиметь собственное авто на «гражданке» был очень велик, но наш комбат не отдал машину. А зря. Кончилось тем, что однажды мы на ней нос к носу столкнулись с каким-то генералом из штаба фронта. Генерал даже онемел на время от такой наглости: он, генерал, ездит на «эмке», а какой-то лейтенант - на шикарном лимузине! Машину отобрали.

            Там же, на дорогах Венгрии, случай  помог моему прадеду разминуться со смертью. Батальон выполнял задачу по перевозке тылов армии. Командир части, майор, безапелляционно заявил, что он едет в головной машине. По инструкции в головной машине должен ехать командир автобата, то есть мой командир со мной, его водителем, но инструкция предусматривала исключения из правил, и тогда командир автобата двигался в замыкающей машине. Мой, всегда упрямый командир, к счастью , в этот раз не стал спорить. При переезде через один из мостов головная машина подорвалась. Мост был заминирован вражескими диверсантами. Майор  и его водитель погибли .

После освобождения Праги нашей части было приказано разместиться в какой-то большой деревне, километрах в двух от Праги. А вокруг сплошной сосновый лес, в котором прятались немцы и числа до 14 мая они сопротивлялись, никак не хотели сдаваться. Потом, все-таки, сдались, и вот ведут их через деревню, около тысячи человек, а чешские хозяйки выскакивают и хотят их ударить, но наши не разрешали.                                       

В 1946 году нас из Чехословакии перевели в Кишинев , и в феврале 1946 г. меня демобилизовали.»

Вот ещё один эпизод военной жизни моего прадедушки. «  Это было летом, машины и разная техника идут сплошной колонной, кругом пыль столбом, и чтобы хоть что-то впереди разглядеть, лейтенант- связист, становился на правую подножку кабины и командовал мне: "Правее! Левее!" Но оказалось, что ножной тормоз на моей машине не работал, а я к этому еще привыкнуть не успел (совсем недавно получил форд), и в какой-то момент вовремя не среагировал, и пушка спереди пробила стволом лобовое стекло и чуть меня не убила… Оставили меня отремонтироваться, но там же гидравлика, а в ней тогда почти никто не разбирался. Это на нашем ЗИС-5 тормоза механические, и ручка аж с метр высотой, правда, эти тормоза никогда добром не держали. В общем, подлатали меня, правое стекло поменяли и на этом "форде" я ещё долго ездил. Возил взвод управления полка: связистов, разведчиков.»

Вот рассказ прадедушки об автомобилях, которые довелось водить во время войны: «Американские машины, конечно, хорошие, но и наш ЗИС-5 тоже неплохой. Но больше всего мне "форд" понравился - легкая машина. Студебеккер - тоже отличная машина. "Шевроле" мощный, но без привычки на нем трудно. Ведь мы его не изучали, а ездить пришлось. В ЗИС-5 было как? Подсос включишь, бензин на пол течет. А тут карбюратор сверху, чуть подсосешь, все он свечи забрызгивает. У печки начинаешь сушить, из них фосфор лезет… В общем, "шевроле" меня порядком замучил.

И даже на немецких пришлось поездить. В каком-то городке, Бельверт что ли, стояла полная улица брошенных машин. И мы с Иваном Бойко начали выбирать , какую машину взять бы нам в помощь, ведь в моей и так людей много, да и груз еще. Выбрали ту, что с троса сразу завелась и до конца войны на ней связисты ездили. Она была точно как УАЗик, с мотором в кабине.

После войны работал трактористом, шофером. К моим боевым наградам присоединилась медаль "Ветеран труда"

Желаю молодежи никогда не видеть войны, так как это самая страшная угроза. А вообще, у молодежи нужна воспитывать патриотизм, чтобы они гордились своей Родиной.” Эти вcопоминания моего прадедушки находятся в музее Октябрьской Базовой школы имени В. Витки Слуцкого района.

Всю жизнь после окончания войны наш дедушка проработал в колхозе им. Чкалова Слуцкого района. Первую грузовую машину, которую получил колхоз после войны, доверили дедушке. Потом была должность бригадира тракторной бригады, слесаря по механизации трудоёмких процессов. Дедушка никогда нигде не учился, кроме школы. Но он очень любил работать с техникой. Самостоятельно изучил литературу по устройству и эксплуатации трактора и комбайна и экстерном сдал экзамены на права. Вскоре после этого дедушка смог подготовить группу односельчан так, что они смогли сдать экзамены и получить права водителя автомобиля. При этом дедушка не имел специального образования. 


Михаил Павлович был глубоко порядочным человеком, отзывчивым и добрым. Спешил на помощь по первому зову любого человека. Работал честно и добросовестно. Он мог обнаружить и устранить любую неисправность механизма. Также дед был хорошим столяром. В 1977 году он был награждён знаком «Победитель социалистического соревнования», а в 1979 году знаком  «Ударник десятой пятилетки». В 1983 году награждён медалью «Ветеран труда». В 1983 году дедушка ушёл на пенсию.

У деда была большая семья - жена и пятеро детей. Моя бабушка, Валентина Михайловна, старшая дочь в семье. Прабабушка, Мария Денисовна, была хорошей и мудрой женщиной. И во многом дедушка обязан ей своими успехами и достижениями. Об этом он не раз говорил с теплотой и благодарил судьбу за хорошую и умную жену. 

В мирное время прадедушка был награжден юбилейными наградами за Победу в Великой Отечественной войне.

Умер дедушка в 2009 году. Но каждый год мы все: дети, внуки и правнуки -  едем поклониться нашим предкам и поблагодарить за мирное небо и спокойную жизнь без войны.




      

 

 

             

 

телефон горячей линии (801772) 63345, 55659, факс 55693, roo@volozhin.edu.by